Анализ воды

Плановые работы

Анализ требований к проектированию и нормированию комплексного благоустройства жилых градостроительных образований и, в частности, дворов, позволяет сформулировать следующее положение: перспективные, устойчивые во времени решения по назначению размеров двора, а, следовательно, по насыщению его необходимыми функциональными площадками и участками должны быть заложены в градостроительные нормы. Укрупненные нормативные показатели для градостроительного планирования жилых зон города должны опираться на анализ положительного опыта эскизного и рабочего проектирования благоустройства дворов с учетом требований по обеспечению безопасности проживания, плотности застройки, характера и динамики изменения демографической ситуации в образующих двор домах.

Формирование архитектурно-пространственной среды исторических промышленных городов центра России

Исторические промышленные города всегда имели и до сих пор имеют определенное своеобразие, отличающее их от других традиционных городов и сел. Действительно, специфика зданий, приемов формирования застройки, социальных особенностей развития этих поселений предопределили их неповторимые особенности, сохраняющиеся и сегодня.

Формирование среды таких поселений происходило преимущественно в XIX веке. Сначала это были особые черты в архитектуре зданий промышленного назначения, которые способствовали обогащению традиционной сельской застройки, укрупнению модуля составлявших ее единиц; затем, к началу XX века, с бурным развитием фабричного строительства и формированием развитой социальной сферы предприятий стали формироваться и специфические городские пространства.

Возникавшие в конце XVIII — начале XIX века в селах региона текстильные мануфактуры и мелкие предприятия зачастую располагались непосредственно в застройке. Они предопределили наличие в структуре крестьянских (а затем промышленных) усадеб производственных корпусов, что и формировало особенности среды. Для типа набойного корпуса, распространившегося в промышленности региона (Иваново, Кохма, Тейково и др.), была характерна трехэтажная структура с устройством на третьем этаже вешал. Так, на фотографиях конца XIX столетия достаточно характерно запечатлен облик центральной древней части Иваново-Вознесенска, сформировавшийся в первой половине этого века. Среди массы деревянных построек явно выделяются монолитными массивами промышленные усадьбы с набойными корпусами, большие жилые дома фабрикантов и изящные объемы церквей. Набойные корпуса имели свою «изюминку» — вешала, они определяли собой своеобразный дух ивановской среды начала XIX века. До сегодняшнего времени сохранились многие сооружения промышленных мануфактур того периода. Однако только некоторые из них имеют вешала. В подавляющем своем большинстве в конце XIX века они были приспособлены под жилье. Однако человеку, хорошо знающему историю и архитектуру города, они наглядно иллюстрируют специфику планировочной ткани села и его образа середины позапрошлого века.

Приход в села фабрик, а тем более строительство новых поселений на свободных участках, основой которых явились фабрики вместе с их селитебными территориями, сформировали принципиально отличные новые черты промышленных городов.

Чтобы понять особенности и закономерности формирования архитектурного пространства исторических промышленных поселений региона, необходимо обозначить несколько их принципиальных базовых отличий от традиционных исторических городов.

Первое. Это не только наличие промышленных территорий и объектов в их центральных частях, но и зачастую их традиционное главенствование.

Второе. Формирование рассматриваемых городов преимущественно из сел и поселков, и соответственно, отсутствие единого генерального плана, по которым эволюционно развивались традиционные исторические города.

Третье. Объемные и морфологические особенности застройки: большая объемность зданий, массовое применение типовых проектов, активное использование не периметральной замкнутой застройки, а различных вариантов свободной, открытой застройки.

Четвертое. Стилистические особенности застройки: крупный модуль архитектурной композиции фасадов, преобладание в архитектуре зданий рационального кирпичного стиля, а затем «краснокирпичных» модерна, неоклассики, конструктивизма.

В совокупности и взаимодополнении эти четыре отличительные характеристики застройки исторических промышленных городов образовали основу своеобразия их архитектурно-пространственной среды.

Итак, исторические города, а также поселения, получившие статус городов во времена административной реформы 1774 года, еще в конце XVIII века получили свои генеральные планы. Это были планы, основанные на классическом геометризме планировочных композиций на плоскости, заранее обусловливающем систему пространственного построения основных доминант, силуэтность и ансамблевость. Архитекторам тех времен достаточно четко представлялись объекты, которые могут быть городскими доминантами, и набор их был традиционен: культовые и крупные административные здания, фортификационные сооружения. Вплоть до последней четверти XIX века типологический ряд объектов промышленного назначения не являлся устоявшимся, а потому, видимо, и не принимался в расчет как элемент пространственной композиции городов. Поэтому даже в единственном городе региона — в Шуе, где заранее в генеральном плане был спланирован промышленный район, эти кварталы не играли роли композиционных центров района заречья. Другой крупный город региона — Кинешма, имевший генеральный план, вообще не включал в свой состав близлежащие промышленные села. Такая же ситуация была и в Богородске (Ногинске), и в Коврове. Остальные исторические промышленные города вообще не имели генеральных планов вплоть до советского периода (Вичуга, Орехово-Зуево, Фурманов, Тейково и т.д.), так как этот статус они получили только на рубеже 1910-1920-х годов.

Однако нельзя говорить о том, что застройка этих городов велась бессистемно, постепенно разрастаясь и продолжая нерегулярную систему улиц. Как показали исследования, значительная часть селитебной территории таких городов формировалась по определенному сценарию регулярности, но регулярности в пределах квартала (или группы кварталов), а не в пределах всего поселения.

Здесь достаточно уместно воспользоваться высказыванием писателя Ю.Тынянова, анализировавшего суть различия градостроительной организации среды Москвы и Санкт-Петербурга: «Петербург никогда не боялся густоты. Москва росла по домам, которые естественно сцеплялись друг с другом, обрастали домишками, и так возникали московские улицы. Московские площади не всегда можно отличить от улиц, с которыми они разнятся только шириною, а не духом пространства; также и небольшие московские речки под стать улицам. Основная единица Москвы — дом, поэтому в Москве много тупиков и переулков. В Петербурге совсем нет тупиков, а каждый переулок стремится быть проспектом… Улицы в Петербурге образованы ранее домов, и дома только восполнили их линии. Площади же образованы ранее улиц. Поэтому они совершенно самостоятельны, независимы от домов и улиц, их образующих. Единица Петербурга — площадь» . Градостроительная единица города — образ весьма точный. Это характеристика сути тех элементов, из которых складывается градостроительная среда.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.